продолжение рассказа: Главы 9 и 10 (не вся) | Anton's Problematiques...
headermask image

header image

Ура! Я открыл сообщество Автотуристу.Ру. Заходите, регистрируйтесь и пишите свои отзывы! Давайте разовьём сообщество вместе. Всё для автотуризма на Автотуристу.РУ: автопутешествия, отчёты, путеводитель автотуриста и многое-многое другое...

продолжение рассказа: Главы 9 и 10 (не вся)

Предыдущие главы здесь.

Глава 9. Трофей.

Рассветало.  Наша колонна уже проехала километров 300 в сторону Москвы. Первые километров 300 пути, пока сильны были впечатления от увиденного, я вёл машину с дрожащими руками… В горле было сухо как никогда. В кузове Газели, ехавшей передо мной, как и на пути в Колокольцевку, лежали теперь уже не только пулемёты, но и страшный груз, который, вероятно, ещё дышал.

Когда было уже около пяти утра, возглавляющая колонну Газель помигала приняла вправо. Я сделал также, предварительно оповестив ехавшие за мной ЗИЛЫ сигналом поворотника. Колонна встала у обочины, водители всех машин поспешили подойти к водителю Газели, который вышел из кабины и направился к кузову. Из кузова же слышался страшный вопль. Мы с Андреем переглянулись, сбавив шаг. Кто-то окликнул бойцов, дремлющих в ЗИЛЕ, чтобы с автоматами подошли к Газели. Пока семеро военных с АКМаи не подбежали к Газели, никто не решался заглянуть под брезентовый тент. Когда же пятеро бойцов направили дула автоматов на кузов Газельки, двое других синхронно схватив брезент слева и справа, резко подняли его. Из кузова раздался еще более сильный вопль, от которого даже вояки изменились в лице. В кузове лежал почти дохлый афганец, тело которого неимоверно трясло. Было очевидно, что он отреагировал так солнечный свет. Бойцы, поднявшие брезент, от оцепенения и, может быть, инстинктивно, опустили брезент. Тварь сменила оглушительный вой на гораздо более тихое глухое постанывание.

— Похоже, солнышко ему не нравится, — громко заключил водитель Газели. — Мы как выехали, я его слышать не слышал, так, хрипел себе понемногу. Как солнце всходить стало, он начал громче вопить. Минут 10 назад уже начал недуром орать. Похоже, когда на кочках брезент колыхался, и солнце в кузов проникало, он на это и реагировал.

— Очень похоже на то, — сказал Андрей, оператор, который успел запечатлеть процесс поднятия тента солдатами на камеру.

— Ребят! — обратился водитель Газели к военным, — Давайте завяжем поплотнее выход, — он махнул рукой на свободно болтающийся кусок брезента, который служил эдакой дверью для доступа в кузов, под тент.

За тем солдаты вместе с водителем плотно привязали «дверь» веревками к кузову через специальные гаки, существующие для этой цели на кузове. Вновь все расселись по машинам и продолжили путь.

Приехали на Лубянку поздно вечером. С Андреем решили зайти к Шталенкову, вдруг он еще на рабочем месте. Он часто засиживался допоздна у себя в кабинете, ведь он был холост и дома его никто не ждал. И как мы и предполагали дядя Дима оказался у себя в кабинете; он пил чай и читал какую-то книгу.

— Парни, — радостно воскликнул Шталенков, — как быстро-то вы, афигеть! А я бы через 10 минут уже домой убежал, а тут сюрприз такой. Ну, рассказывайте, показывайте.

Мы рассказали Шталенкову в деталях, что и как было в эти 3 дня, и Андрей протянул ему кассету.

— Сейчас посмотрим, — уже никуда не спешил Шталенков, — шарманку заведу только…

С этими словами он включил генератор и телевизор с видеомагнитофоном. Вставил в видик кассету. Под клокотание генератора мы отсмотрели пленку, пережив с Андрюхой еще раз весь кошмар, который мы наблюдали воочию.

— Во скотина! — выключив генератор начал Шталенков. — И что, вы его даже живым сюда доставили?

— Да сами не понимаем, как после такого количества свинца выжить-то вообще можно… Но стонал еще, гад, когда его медики-эксперты из кузова извлекали, — доложил обстановку я.

— Ну это же просто прекрасно! Столько всего понятно будет после того, как его по косточкам разберут. Езжайте спать, пацаны, у вас мешки под глазами. Я завтра к четырем дня пришлю за вами машину. Приедете сюда за пряниками, да и, думаю, завтра же нам про афганца вашего расскажут на заседании.

Мы поехали по домам. Но нам не терпелось, чтобы завтра поскорее настало. Любопытство распирало нас. Было безумно интересно получить ответы на уже несколько месяцев интересующие всех вопросы: кто они, эти треклятые афганцы, и как можно эффективнее им противостоять.

Да, вероятно военным следовало в первые же дни, а не спустя два месяца после нападения американских «зомби» на Россию, организовать подобную нашей операцию по доставке «образца» афганца для изучения военными медиками-экспертами. Но настолько массированными оказались набеги нечисти и кровопролитными бои, что в первое время никто и не думал о необходимости изучать врага; всё военное командование было озадачено разработкой стратегии отпора агрессорам, укреплением позиций и формированием кольца оцепления за фронтом. Да и времена не те сейчас, что раньше были: авиация теперь — роскошь, всего несколько вертолётов имеются на фронтах и они никак не могут быть зафрахтованы для дальних полётов в тыл, они нужны как рыбе вода там, в самом пекле. Оставалось только снаряжать военизированную колонну из Москвы, а не наоборот. Ведь там, на фронтах, настоящая мясорубка: каждая ночь — неописуемый кошмар для солдат, которые деморализованы, напуганы. Световой день там уходит на восстановление и укрепление позиций, на то, чтобы похоронить растерзанных, и чтобы солдаты могли отдохнуть и наспех пройти сеанс беседы с военными психологами. Ведь то, что там твориться, зачастую не под силу выдержать даже закалённой в боях психике матёрых бойцов, не то, что солдат-срочников!

Уже за полночь я постучался в дверь родного дома. Радостная Дашка встретила, лицо её светилось от счастья. Я рассказал ей все кошмары предыдущей ночи. И так как я еле стоял на ногах от усталости и от двух бессонных ночей, мы очень скоро легли спать.

На следующий день ровно в 16:00 нас с Андреем забрала машина и привезла на Лубянку.

Как всегда сперва мы направились в кабинет к Шталенкову. Он обрадовал нас тем, что генерал-майор Измайловский через час выступит с докладом по результатом работы над привезённым нами нелюдем. Час пролетел за чаем незаметно, и вот мы уже сидели в зале заседаний в ожидании доклада генерал-майора.

— Я хотел бы поблагодарить Шталенкова Дмиртия Юрьевича за оперативно проведённую операцию по доставке с фронта образца противостоящих нашим войскам «зомби», — начал выступление вышедший на трибуну Измайловский. За тем он немного рассказал о том, как происходила наша операция. Мы сидели гордые и довольные, слушая, как хвалят наш отряд за проделанную работу.

— Наши медицинские и военные эксперты изучили предоставленный видеоматериал, а главное, самого бойца противоборствующих сил. Результаты работы экспертов позволяют сделать нерадостные выводы: те, кто атакуют по ночам наши позиции, всё глубже продвигаясь на территорию нашей страны, не люди. Но это уже давно ни для кого не секрет…

Во время речи Измайловского с помощью проектора на белый экран выводились изображения как с видеоряда, заснятого оператором Андреем, так и фотокадры из лаборатории ФСБ. На последних видно, что ещё живой афганец, привязанный толстыми хомутами к операционному столу, пытался дёргаться и вырваться из надёжных оков. Можно было видеть, как лицо его сводило в судорогах от света ламп. Сам он был похож на человека, предположительно арабской наружности, одетый в изрядно запачканный темно-чёрной спёкшейся кровью камуфляж. Но цвет его кожи был тёмно-зелёным, отчего афганец этот одним своим видом вселял какое-то животное чувство страха. Тело его уже толком не было похоже на тело человека, т. к. было сплошь изорвано пулями.

— Представленный на изображении солдат, — генерал-майор, сделав пол-оборота, указал рукой на экран, — это обычный человек, афганец в прямом смысле слова, в прошлом. После каких-то медицинских вмешательств в его организм, вероятно, уже после смерти, он приобрёл нечеловеческую физическую силу и обострённое осязание, при этом он [афганец] полностью лишён человеческого разума. Кожный покров у этих нелюдей в три раза более плотный по сравнению с человеческим, наряду с подкожными жирами, способными к почти стопроцентному замедлению скорости пули, выпущенной с расстояния 70-100 метров из автомата Калашникова. Также его организм устойчив к обильным потерям крови, которая, в свою очередь, имеет повышенную сворачиваемость. Данные факты в разы снижают эффективность применения против них огнестрельного оружия. Они не чувствуют боли, а чувствуют только инстинктивное раздражение от нарушения штатного функционирования организма. Существенным недостатком их устройства является нетерпимость к свету, преимущественно к солнечному.  На солнце у этих тварей происходит резкое повышение температуры тела и пульс их увеличивается в несколько раз, вследствие чего сердце их не выдерживая перегрузки, разрывается. Прямо под затылком у него был обнаружен неизвестного происхождения микрочип, который в настоящий момент изучается нашими инженерами. Данная особь, назовём её «зомби», не имеет собственного разума, а движимо, вероятно, при помощи неких команд извне. Вероятно, но не точно, что найденный микрочип — есть ни что иное, как некий передатчик, посредством которого эти зомби и управляются. Но, повторюсь, информация данная — предварительная и по мере изучения материалов будут докладываться подробности.

Сидящие в зале шёпотом, но достаточно оживлённо начали переговариваться, пока Измайловский прервался, чтобы сделать пару глотков воды. Фактически ответ на вопрос, терзавший всех долгие два месяца, был обнародован. Наш враг — человекообразное существо, каким-то образом перевоплощенный в машину для убийств человек — плоды трудов американских спецслужб и врачей. «Как они управляются? Радиоволны?! Но как это возможно в условиях дефицита электроэнергии на всей Земле? Кем были эти люди до их превращения в чудовищ? Как дать им отпор, принимая во внимание их троекратное превосходство над людьми?», — эти и многие другие вопросы без ответов на них пронеслись вихрем у меня в голове в эту семисекундную паузу.

Больше ничего интересного на том докладе не было. Мы с Андреем были невероятно горды тем, что внесли посильный вклад в борьбу с американской нечистью. Но в ближайшие месяцы на нашу с ним долю более не выпадало никаких сколь-нибудь заданий. Только обычная, повседневная работа.

Глава 10. Конец «света».

30.10.2014 Оборонительные силы российской армии месяц назад были на голову разгромлены не иссякающими потоками афганцев и отброшены с предыдущих рубежей обороны назад, вглубь страны. Держа оборону в течение без малого полгода, погибло немыслимое число наших солдат, многие из которых, не выдерживая жесточайшего психологического давления от происходящего на ночных полях сражений, кончали с собой. Из-за всеобщей мобилизации абсолютного большинства мужского трудоспособного населения темпы восстановления электроснабжения страны упали до рекордно низких за всё время с начала «конца» света. Обострилась до предела ситуация с поставкой горюче-смазочных материалов не только гражданскому населению, но и на фронт. Осложнилась и ситуация с ремонтом и производством вооружения и техники для обеспечения измотанной и полуголодной армии. Всё это спровоцировало и накаливание ситуации в городах, в первую очередь крупных, таких как Москва и Санкт-Петербург. Да и о происходящем в остальной, не Европейской части нашей страны было ничего, ну или почти ничего не известно: государство было отброшено на несколько веков назад, когда весточки из отдалённых окраин нашей Родины могли месяцами, теряя свою актуальность по пути, с торговыми или военными обозами идти до Столицы. Но теперь… Теперь ещё с огромной скоростью различные регионы страны, продолжающие автономно держать оборону, как куски от пирога отрезались друг от друга страшными чудовищами, хоть и в получеловеческом обличии. То, что творилось восточнее Поволжья, уже доподлинно не было известно.

В Москве и Петербурге жизнь шла почти своим привычным чередом, по нынешним меркам, конечно. Но день ото дня, по мере того, как всё больше и больше военнообязанных мужчин покидало город и отправлялось на фронт, обстановка становилась всё более напряжённой в криминальном плане. Женщины с детьми, оставшиеся одни в своих квартирах, всё чаще и чаще становились жертвами грабежей и насилия со стороны расплодившихся в городе уголовников и отчаявшихся и преступивших моральные рамки и рамки закона мужчин. Власти всё хуже справлялись с задачей поддержания порядка в городах. О маленьких же городах и говорить нечего: там относительно давно уже воцарилась полная анархия. В какой-нибудь Рязани или Туле — именно на этих рубежах сейчас удерживали свои позиции военные группировки —  жить уже было не возможно. Кто сумел, бежали в Москву, совсем счастливчики — в Питер, ведь чем дальше и севернее, тем безопаснее убежище можно было найти. Нечисть подступала уже совсем близко к переполненной беженцами (в основном теми, кто не мог оказывать содействие фронтам: стариками, женщинами, детьми и инвалидами) Столице. К слову сказать, Питер теперь выглядел куда более благоприятным для жизни местом, чем Москва. Во-первых, потому, что он был расположен гораздо дальше от гильотиной нависшей над головами жителей московского региона угрозой, ежедневно на шаг приближающейся к перенаселённому мегаполису. Во-вторых, хоть государственное устройство России, да впрочем и любой другой страны, теперь уже мало кого волновало — в обществе царил дух паники, отчаяния и безысходности — власти, всё же, две недели назад объявили о переносе Столицы из Москвы в Санкт-Петербург и, соответственно, ключевые общественные институты (по большей части невоенные) в спешке переводились в город на Неве.

Даша моя всё чаще плакала, казалось бы, без видимых причин. Чего греха таить? Мне тоже очень часто становилось не по себе от осознания того, что происходящее вокруг — не кадры из фантастического фильма про приближающийся конец человеческой эпохи и не кошмарный сон, от впечатления после которого легко избавиться умывшись ледяной водой… Нет! Это было взаправду. Частенько у меня тоже средь бела дня подкатывал комок к горлу, а в голове мутнело; состояние из нормального превращалось как будто в предобморочное. Это происходило в моменты, когда в голове проносились мысли, которые лучше моментально прогонять всеми правдами и неправдами. Например, просто хотелось выпрыгнуть из окна или выпить отравы, когда начинал моделировать у себя в голове ход событий, варианты, по которым может развиваться происходящее.

Например, один раз ковыряясь с генератором… (Да, я не был призван на фронт, поскольку всё больше меня привлекал Шталенков для различной помощи ведомству. Также, как и раньше, я работал в производящей и обслуживающей генераторы мастерской тоже, кстати, по большей части обеспечивающей ими ФСБ…) …я погрузился в долгое размышление о том, что будет через две недели, месяц, в крайнем случае, через полгода. Но началось всё с того, что мне вспомнилось 15 декабря 2012 года и внезапное выключение света во всём городе…  Насколько же тогда мы все, люди, а в частности мы с Дашей, были уверены в том, что не может, абсолютно точно НИКАК НЕ МОЖЕТ произошедшее быть чем-то из ряда вон выходящим. Наверняка очередная авария на подстанции, обрыв какой-нибудь, но точно уж не что-то, лежащее за рамками нашего представления. Тогда мне ещё не было и тридцати и я за всю жизнь свою ни разу не усомнился в незыблемости Земного устройства; ведь «…Земля как крутилась миллионы лет вокруг Солнца, так и будет крутиться ещё столько же, а потом ещё столько же по столько же и до бесконечности…» был уверен я. Только ли я? Конечно нет! 99% людей, голову даю на отсечение, были точно также в этом абсолютно уверены. А тут «БАА-АХ», 16 декабря, 17-ое, январь, март, снова январь, а всё… Нет больше того, к чему привыкли и в незыблемости чего были так уверены… Да, Земля, конечно, не перестала вращаться вокруг Солнца: на смену ночи снова приходил день. Но в свете дня уже не было привычного голоса диктора из телевизора в комнате, не было телефонной связи, способной посредством простых нажатий кнопочек на аппарате перенести твой голос в любой уголок Планеты. Границы возможностей вдруг стали в сотни раз уже: не летали самолёты, не ходили поезда. «Как же так?» — думалось всем. «Ведь это раньше, давным-давно, нельзя было просто так ррра-аз! …и не очутиться за скромную сумму в Праге или Гаване. Ну а теперь, теперь-то в XXI веке — это же раз плюнуть!». Но толку-то плевать, когда буквально всё в современном обществе зиждется на электрическом токе, а его нет! Есть немного, но того, что есть едва ли хватит на то, чтобы просто выжить, а не жить в полном смысле слова. Внезапно стало невозможным покинуть в поисках новых ощущений насиженное место, да и вообще новые ощущения теперь никак не предполагали положительных эмоций — фактически началась борьба за выживание, жестокая и несправедливая: к этому ли шло человечество со своим техническим прогрессом, космическими кораблями и нано-технологиями? Шло-то, может, и туда, но пришло, словно шло по кругу, обратно! Точнее его «пришли». Пришли обстоятельства, к воле которых человечество было ну никак не готово.

Но с этой катастрофой люди, пусть и с колоссальными потерями, сравнимыми с потерями в величайшей войне за всю историю человечества, через год-полтора уже почти смирилось, точнее, научилось выживать в новых обстоятельствах. Всё же последствия «конца» света — по большей части техногенные, косвенно влияющие на население планеты. Именно поэтому, вспоминая себя, свои ощущения в первые и самые трудные месяцы после тотального обесточивания Земного шара, я вспоминаю человека не унывающего, верующего в преодоление всех невзгод и испытаний, выпавших по воле природы на плечи человечества. Я не терял бодрости духа, потому что понимал, что всё обязательно встанет на круги своя, нужно только переждать, внося свою лепту в восстановление электрической инфраструктуры, а, фактически, привычного образа жизни. Поэтому я и выбрал из прочего перечня предлагаемых Шталенковым мест, где бы я мог трудоустроиться, мою мастерскую. Я знал, зачем я делаю свою работу. Своими руками я по крупице собирал разбитый вдребезги дурацкими вспышками на Солнце былой образ жизни. И вот от такого осознания собственной полезности, от веры в то, что потерянное подлежит восстановлению, что всё непременно будет так, как было и, даже лучше, в голову не приходили мысли, подобные нынешним…

Когда мы ездили в Колокольцевку на поимку афганца в качестве трофея для изучения, фронт казался так далеко… В подсознании, конечно, отголоском инстинктивного страха проносилось: «а что, если они нас, а не мы их? Неужели всех истребят, как колорадского жука дачники?», но верить в такие предположения мозг наотрез отказывался. Потому что невозможно поверить в то, что завтра ничего не будет: ни нас с вами, ни домов наших, а будет лишь опустошённая территория, на которой, вероятно, будет заново строиться новыми людьми новая цивилизация. Попробуйте сейчас представить себе, что через каких-то два года не будет ничего, к чему вы привыкли! Уверен, всё это вам покажется не более, чем фантазией, глупым вымыслом, ведь «…Земля как крутилась миллионы лет вокруг Солнца, так и будет крутиться ещё столько же, а потом ещё столько же по столько же и до бесконечности…».

Теперь же, когда чуть ли ни сами демоны наступают на горло из последних сил  военным группировкам, обороняющим рубежи может быть последних ещё заселённых русскими людьми территорий, волей-неволей мысли, казавшиеся ранее сущим бредом, без конца лезут в голову. Я каждый день думал «А что же будет совсем скоро? Конец?». И я с ужасом каждый раз осознавал, что ответ на мой вопрос — положительны. В глазах сразу темнело, как в очередной раз, отвлекшись от работы или насущных забот, мысль о практически неизбежном посещала меня. Очень трудно было при этом совладать с собой, взять в руки и продолжать жить, жить, чтобы попытаться выжить.

Посещали меня и о том, чтобы бросить всё к чертям и, залив полный бак бензина, поехать не по поручению Шталенкова, а в Питер. Говорят, что питерцы загодя готовятся к обороне, что укрепляют кольцо вокруг города так, что и муха не пролетит, что весь город там только и занят тем, что роет окопы, выстраивает заграждения, баррикадирует дома и целые кварталы. А всё потому, что при негативном стечение обстоятельств Москва падёт через месяца два-три, максимум через полгода, а территория страны на восток от Поволжья, скорее всего, уже истреблена и кишит мерзкой тварью на радость американскому правительству.

Продолжение созрело!…

Если вам понравился мой пост то подпишитесь на рассылку обновлений по RSS

3 Комментариев нет (Добавить 1)

  1. Добрый день. Прошу у Вас помощи. У меня сложилась очень нерадужная ситуация. Дело в том, что мой блог с недавнего времени перестал показываться в поиске Yandex’a. Сам блог проиндексирован, то есть если посмотреть наличие конкретной страницы в результатах поиска, то она там есть. А вот по поисковым запросам, да и по точным текстовым вхождениям сайт не находится. При чём его нет не только в 100, но даже в тысяче показов. Ума не приложу, что произошло. Сайт был доступен, поблем на хостинге не было. А обнаружил это — по счётчику ЛивИнтернет, который вдруг стал показывать гораздо меньшее количество посещений.
    Кстати, читатели с Гугла и Рамблера идут в прежних объёмах.

    Ответить

    1. FlowerBeauty on Ноябрь 30th, 2009 - 06:55
  2. С первой не большой,но победой

    Ответить

    2. MVS on Октябрь 6th, 2009 - 16:35
  3. Ни разу в жизни не читала я фантастику и не смотрела фильмов про зомби. Изначально заинтересовал ваш рассказ про поездку. Теперь наткнулась на этот рассказ-роман… И мне нравится. Мой друг сейчас читает Метро 2034 (предыдущую он тоже читал), я почитала немного тоже… должна сказать, что у вас получается ничуть не хуже, на мой взгляд. А в комментариях я прочитала, что именно эти книги вас и вдохновили! Кстати, тот ход, что имена героев те же, что и у вас, очень хорош:) а характеры тоже? судя по тому, что я помню из вашей поездки… кажется тоже похожи.
    Думаю все с нетерпением ждут продолжения!!! надеюсь, что оно скоро последует!

    Ответить

    Anton Reply:

    Ух ты! Спа-си-бо!.. Теперь точно вдохновился второй раз, а то уж было как-то сник.. Буду писать и выкладывать по мере наличия времени. Очень рад Вашим комментариям…

    Ответить

    3. Ofisnaya_kryska on Июль 5th, 2009 - 21:03

Оставить комментарий

*
*