Продолжаю рассказ: конец Главы 12 “Последний путь?” | Anton's Problematiques...
headermask image

header image

Ура! Я открыл сообщество Автотуристу.Ру. Заходите, регистрируйтесь и пишите свои отзывы! Давайте разовьём сообщество вместе. Всё для автотуризма на Автотуристу.РУ: автопутешествия, отчёты, путеводитель автотуриста и многое-многое другое...

Продолжаю рассказ: конец Главы 12 “Последний путь?”

Здесь можно прочитать предшествующее

Когда дверь полностью открылась, и мы уже ждали чего-то страшного, к огромному нашему удивлению ничего не произошло. Бандит, взяв по-прежнему приставленный к боку Клопа автомат в правую руку, левой шустро вытащил из кармана куртки бывший фонарик Клопа и посветил в салон Транспортера.

— Ух ты! — присвистнул главный разбойник, — У них тут пулемет… Представляете, парни?

— Ну нихрена ж себе! — противным голосом брякнул Петруччо.

Вдруг, в ту же секунду, басоголосый внезапно повалился на землю и, падая, несколько раз пальнул из автомата одиночными. Пули прошлись рядом с головой Клопа, но никакого вреда ему не нанесли, а улетели в воздух. От неожиданности, да и от испуга, я что есть сил рванул назад, одновременно стараясь упасть на землю и подсечь стоящего у меня за спиной Петруччо. Андрей же, как я заметил краем глаза, резко развернувшись, попытался схватить за руку державшего его на прицеле Гоги. За тем я лишь только услышал два пистолетных выстрела, но не видел, что произошло. У меня получилось сбить с ног гнусавого бандита, после чего я вскочил и побежал к Фольксвагену. Актёр моментально щёлкнув затвором автомата, несколько раз пальнул в мою сторону, но, к счастью, я успел забежать за Транспортёр. Одновременно с тем, как я скользнул за машину, из-за неё выскочили два бойца в бронежилетах, присели на корточки по обоим бокам микроавтобуса и начали стрелять по бандитам. Тут я понял, почему упал главный бандит: Валерий лежал под машиной и резко дёрнул негодяя за ноги, от чего тот повалился на землю.

— Там Андрей! — орал я что есть мочи сквозь писк в ушах, вызванный оглушающими выстрелами всего в нескольких метрах от меня. Спустя секунды две я выглянул из-за левого угла машины и увидел лежащего на спине бойца; на его лбу была видна небольшая красная точечка. Лужа крови растекалась по припорошенной снежком дороге. Я поднял глаза выше и увидел, как Актёр, отстреливаясь, сиганул в кювет. Петруччо я не увидел вообще, а Гоги и Андрей лежали и не шевелились. Тогда я резко метнулся и осторожно выглянул из-за машины уже справа. Там валялся бездыханный бандит, который прикрывался Клопом, но был повален рывком за ноги из-под машины, а Клоп сидел на корточках со своим автоматом в руках.

— Не высовывайся! — крикнул мне Клоп. Сам же он медленно переместился к переднему краю машины и оглядел освещаемое фарами пространство спереди. Похоже, он видел, что Актёр соскочил в кювет, и поэтому очень-очень плавно, крадучись начал двигаться в его сторону. Валерий тем временем вылез из-под микроавтобуса, достал из кобуры пистолет и также на корточках очень осторожно начал перемещаться к месту, где лежали Андрей и бандит-кавказец.

Только я хотел одним мощным рывком добежать до Хонды, стоявшей метрах в пятнадцати позади Транспортёра и проверить, цела ли Даша, как вдруг услышал её визг через едва приоткрытое окно. Но кроме ослепляющего света фар Хонды я не мог видеть, почему она кричит. Через секунду Хонда резко дёрнулась с места и на высочайших оборотах пронеслась мимо Фольксвагена, едва не наехала на Андрея с Гоги, и понеслась вперёд по трассе. В этот же миг я услышал очередь оглушительных выстрелов из Калашникова справа.

— Этого завалил! — через долю секунды после выстрелов прокричал из кювета Гоша, четвёртый боец из Клоповского экипажа. Он, по всей видимости, при приближении бандитов, ведших нас под дулами автоматов, занял позицию в пожухлой траве кювета.

Я вскочил, выбежал из своего укрытия и увидел Клопа, стоящего у кромки кювета. Подбежав чуть ближе, я заметил внизу распластавшегося Актёра. Все бандиты были нейтрализованы… Все, кроме одного!

— Сергей Валерьич, там Дашка!.. — отчаянно завопил я Клопу, когда моя машина уже достаточно далеко уехала вперёд.

— В машину! Быстро! — крикнул нам водитель Валера, запрыгивая на своё место. Мы с Клопом запрыгнули на передние сиденья. Валера вытащил из кармана штанов ключ, ловко вставил его в замок зажигания и повернул… Но ничего не произошло. Мы не услышали даже щелчка стартёра. «Б*я, ну что такое…», — нервничал Валерий и судорожно вертел ключом туда-сюда. За тем он мигом выскочил из-за руля и подбежал к капоту машины, открыл его, но уже через несколько секунд вернулся:

— Чёрт бы побрал этих уродов, — негодовал Валера, — пробили движок. Всё, теперь мы обездвижены…

— Неет, неееет! — завопил я. — Что делать, там Дашка, Дашка в машине…

— Антоха! — Клоп положил мне руку на плечо, — Соблюдай спокойствие. Ничего они ей не сделают, догоним, дождёмся сейчас машину какую-нибудь.

Меня всего трясло. Мы вышли из машины и подбежали к Андрею. Я боялся, что Андрея убили, но очень обрадовался, насколько тогда вообще можно было радоваться, что Андрей был живой, но держался обеими руками за правую ногу и тихонько стонал.

— Друг, ты как? — спросил его я.

— Жить буду! — отозвался Андрей.

Гоги был мёртв. Андрей рассказал, что когда я резко дёрнулся назад, чтобы повалить Петруччо, Андрей моментально предпринял почти то же самое и, резко развернувшись, подсёк стоящего за ним Гоги, и они вместе повалились на землю. Упав, Гоги успел выстрелить и прострелил Андрею правую ногу чуть выше колена, но Андрей ухитрился вырвать у него из руки пистолет и пристрелить мерзавца. Вроде бы кость у Андрея не была повреждена, а пуля прошла на вылет через мягкие ткани. Убедившись, что друг мой жив и ничего ему не угрожает, я продолжал полудрожащим голосом требовать у Клопа ответа:

— Сергей Валерьич, что делать? Что? — без намёка на хоть какое-то хладнокровие, коим обладал Клоп, лопотал я.

Клоп же был поразительно спокоен и рассудителен. Видя его хладнокровие и трезвость в оценке происходящего даже после боя, закончившегося пять минут назад, неволей я сам начал брать себя в руки. Сергей Валерьевич предложил сперва похоронить Саню — погибшего защищая нас бойца из экипажа Клопа, — за тем дождаться попутки на Питер и нам с Клопом и Гошей поехать вперед по трассе и отыскать Дашу. Валере же он отдал распоряжение также дождавшись какой-нибудь машины ехать с Андреем назад, в Москву, иначе последнему может грозить ампутация. Конечно, было сложно даже представить себе машину на этой трассе, которая бы ехала в сторону Москвы. Посему, скорее всего, Валере предстояло дождаться машины также едущей в сторону Санкт-Петербурга и, пользуясь как служебным положением, так и имеющимися в Транспортере материальными ценностями, постараться по-хорошему развернуть машину в обратном направлении. Главное то, что у нас был бензин, несколько канистр бензина! По нынешним временам бензин дороже любого золота, особенно для желающих укатить подальше от приближающегося пекла. Но прежде всего, необходимо было убрать с дороги тела убитых бандитов и, самое главное, оттолкать в укромное место Фольксваген, ведь в нем был целый арсенал оружия, которое теперь уже никак было не взять с собой в полном объеме.

Саперской лопаткой за час выкопали недалеко от дороги в еще не успевшей сильно промерзнуть земле неглубокую могилку для Саши. Похоронили. Бандитов же просто оттащили с дороги и положили среди высохших колосьев на поле, чтобы с трассы их не было видно. Когда мы вернулись к Транспортёру, обнаружили, что Андрею стало значительно хуже: болевой шок, закончившийся уже достаточно давно, теперь не спасал Андрея от мучительной боли и он еле-еле, стиснув зубы, постанывал лёжа на продольном сиденье в кузове машины. Туго затянутый выше колена бинт был весь алый от крови, но, к счастью, кровотечение уже остановилось. К слову сказать, перевязывал Андрею ногу Валера, а он умел делать это очень хорошо, ведь служил он в Афганистане сперва в медицинском батальоне, где и приобрёл бесценные навыки оказания первой помощи серьёзно раненым.

С трудом мы вчетвером, — Клоп, Гоша, Валера и я, — оттолкали транспортёр как раз к тем домикам, в одном из которых и устроили нам засаду бандиты. Всего метров 200, как я уже упоминал ранее. Затолкали машину во двор одного из них на место, которое, по всей видимости, раньше и использовалось в качестве стояночного для автомобиля жильца того домишки. Таким образом, транспортёр стоял перпендикулярно трассе. Было решено часть оружия: пулемёт и несколько ящиков патронов, как к нему, так и к автоматам, спрятать где-нибудь в укромном месте, потому что это было куда легче сделать, чем скрыть из виду Транспортёр. Метрах в трёхстах вглубь от трассы, на опушке леса, Клоп разглядел в бинокль ночного видения кирпичный двухэтажный особнячок, который, видимо, уже давно никем не обитаем: почти все стёкла в нём были выбиты; никаких следов, которые бы могли свидетельствовать о хоть изредка заглядывающих в него людях, Клоп также не заметил. Но это и логично: кто же будет жить сейчас в таком гиблом месте, да ещё по соседству с околачивающимися в округе бандитами? Жители крохотных деревушек с тех пор, как на большей территории страны воцарилась анархия, не переставали быть жертвами озверевших от голода и безысходности преступников и негодяев на подобие тех, что были застрелены недавно. Поэтому люди старались сбиваться в группы, образовывая из множества очень маленьких, состоящих из 5-8 домишек, территориально удалённых друг от друга посёлочков более или менее плотно населённые деревушки. Мы же сейчас находились как раз в одном из таких крохотных заброшенных посёлочков, ставшим пристанищем тем четверым, что прервали штатное выполнение нашей наиважнейшей миссии и оставили нас среди ночи в этом гиблом месте.

Валера остался с Андреем в домике, где поджидали нас бандиты. Там была койка, на которой Андрею было значительно удобнее лежать, нежели в салоне автомобиля и, что самое главное, там было тепло от печи, которую топили бандиты. Даже несколько ещё не успевших догореть свечек делали временное пребывание там куда комфортнее в сравнении с тёмным и холодным микроавтобусом.

Минут 40 заняло у нас с Клопом и Гошей оттащить пулемёт с коробками патронов к тому кирпичному особнячку, убедиться, что он совершенно заброшен, и поднять боеприпасы на чердак. Также спрятали на чердаке и сейф с документами, отвезти которые в Норвегию и было нашей целью. Потом Клоп достал из рюкзачка цифровой фотоаппарат, казавшийся теперь чем-то фантастическим, и сделал несколько кадров местности вокруг и самого кирпичного домика. Сделал он это для того, чтобы Валера с другими бойцами смог вернуться сюда по кадрам распознав местность, забрать спрятанное, и продолжить движение в сторону Норвегии, ведь было совершенно непонятно, найдём ли мы Дашу, найдём ли угнанную машину, сможем ли мы вообще теперь добраться до Норвегии. Конечно же, сделать это мы должны были во что бы то ни стало, но нужны были гарантии. Клоп, уже когда мы вернулись в домик к Андрею с Валерой, передал тому фотоаппарат и озвучил необходимость вернуться сюда с подкреплением сразу же, как тот отвезёт Андрея в Москву (а сделать это надо было как можно раньше), забрать документы и оружие и двигаться в Питер, где, при лучшем стечение обстоятельств, уже должны были быть мы, если нам удастся быстро найти Дашу.

Часам к двум ночи, когда всё более или менее улеглось, нам даже удалось перекусить немножко хлеба с консервированной сайрой. Потом мы с Гошей вышли на улицу, сели на лавочку перед домиком так, чтобы просматривалась трасса, и стали вглядываться в темноту в ожидании какой-нибудь машины, чтобы попытаться её остановить и просить о помощи. Условились, что первыми при наличии машины, поедем мы с Клопом и с Гошей на поиски Дашки, а Валера с Андреем должны были ехать во вторую очередь.

У меня в голове творилось нечто: казалось, что всё пищало, грохотало. Очевидно, это было остаточным явлением от оглушительных выстрелов посреди мёртвой тишины. Мне слышались голоса бандитов, переговаривающихся между собой, а особенно мерзкий голос того гада с дурацкой кличкой «Петруччо», который увёз Дашку. Почему то перед глазами вырисовывался светящийся сверхмощными прожекторами МКАД; мерещились мне и шныряющие по полю вдоль трассы афганцы, от чего я то и дело вздрагивал. Одним словом, у меня в сознании был тогда полный каламбур — последствие наслоившихся друг на друга событий, произошедших сегодня, стресса, внутреннего и хорошо скрываемого чувства паники и неуверенности в том, что я когда-нибудь ещё увижу Дашу. Я заставил себя очистить голову от мыслей о том, что с ней могло произойти и где она сейчас, иначе я рисковал съехать с катушек, представляя себя самые страшные варианты.

Мы сидели молча, я дрожал от холода, стучал зубами и что-то напевал про себя, вглядываясь в темноту. Минут через сорок, без малого в три часа ночи, Гоша вдруг толкнул меня в бок и вскочил:

— Смотри, машина!..

Читать продолжение!

Если вам понравился мой пост то подпишитесь на рассылку обновлений по RSS

Оставить комментарий

*
*