Конец главы 13 и начало 14-ой «Даша». | Anton's Problematiques...
headermask image

header image

Ура! Я открыл сообщество Автотуристу.Ру. Заходите, регистрируйтесь и пишите свои отзывы! Давайте разовьём сообщество вместе. Всё для автотуризма на Автотуристу.РУ: автопутешествия, отчёты, путеводитель автотуриста и многое-многое другое...

Конец главы 13 и начало 14-ой «Даша».

Остановился я давеча вот на этом

…Я замер от оцепенения. Клоп в секунду выкрикнул: «Антон, Гоша! В машину, встретимся где Ярослав!», после чего вскочил сам и ринулся назад, к лесу, откуда мы и вышли по залитой лунным светом тропинке на эту опушку. Я не успел даже понять, что происходит, как Гоша дернул меня за руки и мы в три секунды, как-будто одним длиннющим шагом, очутились у машины. За спиной я услышал крик, после которого ни один нормальный человек ни за что не смог бы уснуть еще неделю: предсмертно завопил раздираемый афганцем на куски бедолага-пленник, завопил истошно и ужасно. У меня затряслись руки, пересохло во рту. Немыслимый страх. Страх, в сто крат сильнее того, что я испытал при первой встрече с афганцем под деревней Колокольцевка, но тогда-то мы были готовы ко встрече с ним и дюжина вооруженных до зубов бойцов, минные растяжки и снайперы как-то вселяли уверенность в безопасность происходящего, теперь же ситуация была более, чем неожиданная и от того я почти потерял дар речи. Трясущимися от страха руками я кое-как, по памяти, нажал на кнопку открытия дверей на брелке сигнализации, и мы запрыгнули в машину и заперли двери. Я собрал волю в кулак и сумел почти сразу попасть ключом зажигания в личинку замка, благо последняя имела подсветку, и судорожно искать в впотьмах, куда же вставить ключ, слава Богу, не пришлось. Я повернул ключ зажигания. Оглушительный звук ударил по ушам так сильно и неожиданно, что я в буквальном смысле подпрыгнул на месте. Из колонок на всю громкость захрипел Высоцкий. Это Петруччо, по всей видимости, оставил рукоять регулятора громкости в положении «максимум». Я ругнулся с испуга, а тем временем мотор приятно заклокотал, я врубил дальний свет и, что было сил надавил на педаль газа. Машина,  стоящая передом по направлению к проселочной дороге, с буксами рванула с места и через пару секунд мы уже удалялись прочь от ужасной опушки. Но нужно было вернуться к тому месту, где нас ожидал Ярослав. Так скомандовал Клоп, да и совесть скомандовала бы точно также. Интуитивно я понимал, что нам надо левее и назад; тогда, по моим расчетам, мы обогнули бы этот участок лесополосы так, что выскочили бы на ту дорожку, на которой и ждал нас Ярослав. Я выключил магнитолу, сменил дальний свет на ближний и каждую секунду нервно поглядывал в зеркало заднего вида. Мы оба с Гошей прислушивались к тишине леса, нарушаемой лишь монотонным урчаньем двигателя. Было тихо. Подозрительно тихо. Необузданный страх пожирал мое сознание. Мне казалось, что вот-вот в свете фар прямо перед капотом откуда-нибудь из кустов выскочит чудовище, живой мертвец с бронзоватым цветом кожи и звериным оскалом. В те минуты я совершенно не думал и не хотел о том, откуда вообще они тут могут взяться и о том, откуда появился то афганец, изорвавший и обглодавший Петруччо и пленника… От напряжения ноги мои дрожали, нет, не дрожали, а тряслись так, что я едва мог равномерно жать на педаль газа. У меня бывало так раньше, когда я сильно волновался, но, как и раньше, я ничего не мог поделать с ходившими ходуном мышцами.

— Налево! — выкрикнул Гоша, завидев едва различимую за кустарниками дорожку, резко уходящую влево от той грунтовки, по которой мчались мы. Я ударил по тормозам так, что Гоша чуть не расшиб лоб о консоль. Я немного проскочил нужную нам дорожку, что пришлось сдать назад метров двадцать. Внезапно из тишины леса мы услышали длиннющую серию автоматных выстрелов, а затем карканье взмывших в небо перепуганных ворон.

— Господи, Клоп! — вырвалось у меня, хотя я никогда ни при ком не называл Сергея Валерьевича Клопом. Гоша перекрестился, чему я сначала не придал значения, а потом все время с удивлением вспоминал…

Мы молча ехали по этой, невероятно размытой дождями и заваленной какими-то карягами дороге. «Что с Клопом? Афганец одолел его?» — единожды промелькнуло у меня в голове, а за тем только страх «что будет, если мы сейчас застрянем, забуксуем?» целиком взял под контроль мой мозг и завладел им безраздельно…

— Бл**ь, ну давай же! — истерил я, изо всех сил топя педаль газа в пол. Двигатель неистово верещал, выдавая максимально возможное количество оборотов в минуту. Ошметки грязи веснушками облепляли боковые стекла; мы застряли в какой-то полузамерзшей, очень плотной жиже, и, не смотря на все мои отчаянные старания, машина не двигалась с места. Секунд 10, казавшиеся тогда бесконечно долгими, я в панике пытался сдвинуть буксующий автомобиль с места. Но тщетно. «Боже, нет, ну пожалуйста!», — в полубреду бормотал я, не желая верить, что случилось то, чего я больше всего опасался. Афганцу нужно было бы каких-нибудь пять минут, чтобы добежать до нас и изорвать на куски. Но Гоша-то был с автоматом и, скажем, с одним афганцем он еще справился бы, но никто не знал, сколько этих тварей может бродить в этом лесу. Да их и вообще здесь пока не должно было быть! Да, по всем прикидкам они должны были при самых худших раскладах появиться тут не раньше, чем через неделю! «Черт, че-еерт, ну давай же», — тороторил я, а Гоша уже приготовился выходить и толкать машину…

22.01.2007 Мы недавно познакомились с Дашей. Андрей нас познакомил. Помню мы тогда втроем поехали на какой-то московский каток, покататься на коньках. Была сильная вьюга,  можно сказать буран. После катка, когда мы с Андрюхой отвезли Дашку домой, мы еще сильно застряли на моих тогдашних Жигулях шестой модели прямо возле Дашиного дома. Как ни пытался я «в раскачку» заставить беднягу шестерку, поуши увязшую в снегу, выехать из снежной каши, все было в пустую: машина лишь жалобно ревела на шести тысячах оборотах двигателя, но колеса беспомощно прокручивались в снежной колыбели. Потом Андрюха вышел толкать машину. Минут 10 мы с ним безуспешно пробовали вытолкать шестерочку то вперед, то назад, пока наконец не встретилась нам компания молодых людей, в поздний час возвращавшихся откуда-то, и они не помогли нам наконец-таки «откопаться». Тогда я начал мечтать о  машине с полным приводом. Через полтора года я сумел скопить нужную сумму и купить Хонду, обладающую помимо прочего и подключаемым полным приводом. Еще тогда, до Конца света, я был более чем уверен, что рано или поздно мне придется не раз поклониться в колеса своей машине за то, что в решающий, критический момент, когда моя судьба или даже жизнь будет зависеть от нее, она вытащит меня из беды. И я был прав тогда.

— Не выходите! — встревоженным голосом окликнул я Гошу. Я вдруг вспомнил про кнопку блокировки дифференциала, которая имелась левее от руля специально на случай, если машина завязла в грязи. Говоря по-простому, эта кнопка служит для включения того самого полного привода, который сейчас был так необходим. Я моментально нащупал заветную кнопку и изо всех сил на пять секунд утопил ее как можно было глубже. Послышался звук «пи», и на приборной панели загорелся индикатор в виде желтого треугольника с заключенным в него восклицательным знаком, ознаменовавший активацию блокировки дифференциала. Я снова утопил почти до отказа педаль газа. Двигатель надсадно завыл, но машина по чуть-чуть начала ползти вперед.

— Давай, миленькая, выручай же! — молил я машину. И не напрасно: еще несколько секунд она плевала жижей уже из-под всех четырех колес, пока, наконец, не вырвалась из грязевого плена. Мы вновь ехали по твердой поверхности. Вскоре мы увидели впереди достаточно широкую (гораздо шире чем та, по которой мы ехали) дорогу и свернули налево. Насколько оба мы понимали, это уже была та дорога, у которой в полутора километрах впереди ждал нас несчастный Ярослав, и куда наперерез нам устремился Клоп. «Клоп! Что там с ним?» — меня аж передернуло от этой мысли. Буквально через несколько секунд откуда-то спереди снова послышались выстрелы. «Это он!».

— Быстрее, быстрее давай! — крикнул Гоша, после чего я разогнался до немыслимых 70 км/ч по разбитой грунтовой дороге. Выстрелы грохотали. Вот уже вдали были отчетливо различимы вспышки вырывающегося из ствола АКМа пламени. Через мгновенье мы уже «подлетали» к эпицентру событий. Поравнялись со стреляющим одиночными куда-то во тьму Клопом, стоявшим за Ярославовой Шкодой. Сам Ярослав сидел, заткнув уши, на корточках у заднего колеса машины. Увидев нас, подъехавших, Клоп со скоростью пули одной рукой схватил зажмурившего глаза отца двоих детей и одним длиннющим шагом подскочил к нам. Открыв дверь и затолкав внутрь ничего не понимающего от страха Ярослава, Клоп сам запрыгнул на заднее сиденье и проорал: «Вперед!». Я рванул с места, и вот мы уже удалялись от того ужасного места, оставив позади машину Ярослава, и как потом выяснилось, афганца с полуразможженной головой, от Которого отчаянно отстреливался Клоп.

— А я думал хана уже нам, — признался Клоп тяжело дыша. — Я в эту нехристь почти обойму всадил, несколько пуль прямо в голову, а он еще даже и ползти в мою сторону умудрялся, тварь! Я так со времен Афгана еще не бегал, — рассказывал он, — афганец как заложника нашего разодрал, так тут же за мной побежал. Убегать от него было бы бесполезно, все-равно бы настиг… Я за деревом спрятался, и когда он был метрах в двадцати уже, высунулся и пол-обоймы в него высадил! Ну и снова бежать… Добежал до машины (он имел в виду Шкоду), а скотина эта, гляжу, уже, конечно, не так резво, но ковыляет из леса… Но, кажись, добил я его; в обойме только вот не более пяти патронов осталось… Мда! — выдохнул клоп и на радостях блаженно запрокинул голову… Жив ведь остался!

Тем временем, Ярослав по-немногу начал приходить в себя. Я тоже потихоньку стал переводить дух…

— Сергей Валерьич, что дальше? — с нотой какой-то досады и безвыходности спросил я, по-прежнему окидывая взглядом зеркала заднего вида и будучи готовым в любую минуту увидеть там афганца.

— Ну и вопросики… — как-то недобро огрызнулся Клоп. Я понимал, что Клоп так или иначе испытывал некоторое недовольство от того, что приходиться затягивать выполнение нашей архиважной задачи из-за вынужденных поисков Даши, к тому же теперь и рискуя жизнями всех, тем самым и вовсе ставя под угрозу Доставку документов в Норвегию. — Отукда ж я знаю? — продолжал он. — Надо дождаться утра и обсудить… Но одно могу сказать точно: в полном или не полном составе, но, как рассветет, поедем в Питер, а то еще день-два и эта нежить сюда толпами нахлынет и тогда — пиши пропало! Нам нужно прорваться, пока не поздно. Прорваться любой ценой…

После этих слов Клопа мне стало так плохо на душе, что и передать невозможно! Не оставляли меня в покое и мысли о том, что, вероятно, Дашки уже может и не быть в живых. «Тогда, — подумал я, — болт мне класть на эту гребаную страну и весь мир вместе с ней. Может оно и к лучшему, что весь этот дрянной народец (я имею в виду таких, как шайка бандитов, с которой нам пришлось столкнуться) вымрет к чертовой бабушке? Сукины сыны! — мысленно материл я покойного Актера, Петруччо и всю их братию, — тут беда всеобщая, на носу Конец света, капец всем скоро, на фронте тысячи тысяч гибнут, а они на трассе беженцев шмонают, да по охотам катаются!». Я вспомнил изодранную тушу Петруччо и даже как-то зло, остервенело улыбнулся…

— Ладно, — спустя несколько секунд после прозвучавшего ответа, ответил я Клопу. Через пару минут мы увидели впереди Ленинградскую трассу. Все прекрасно понимали, что сейчас нам нужно к бабе Зое. То есть свернуть надо было в сторону Питера, так кам мы порядком удалились назад, катаясь в поисках зловещей опушки. До самого домика бабы Зои все ехали молча, напряженно глядя в окна на пустынные, залитые лунным светом, поля, пытаясь разглядеть, нет ли там во тьме какого-нибудь движения: нет ли поблизости афганцев. Скоро на горизонте показались тусклые огни деревушки…

ГЛАВА 14 Даша.

— Дружище, ты как насчет сегодня на коньках съездить покататься? — предложил мне в тот февральский морозный вечер Андрей. Была суббота, и заняться было решительно не чем.

— С удовольствием! — обрадовался я возникшей вдруг в Андрюхином предложении «движухе». — А кто еще будет? — поинтересовался я, так как перспектива ехать на каток вдвоем хоть и была куда лучше перспективы просидеть вечер к ряду за компьютером, но требовала некой компании, дабы претендовать на «идею дня».

— Могу однокурснице одной позвонить, она как-то говорила, что не была бы не против куда-нибудь сходить со мной! — подмигнул мне друг.

— Нормальная хоть? — улыбнулся я ему в ответ; наши с Андрюхой предпочтения по женской части всегда сильно различались, и те девушки, что нравились ему, обычно нисколько «не трогали» меня и наоборот.

— Ну да, но… — замялся Андрюха и, вероятно, боясь, что в очередной раз я могу «забраковать» его выбор, добавил: — короче сам увидишь. А вообще симпатичная, вроде, блондинка.

Ох и заплутали мы в тот морозный вечер, пока искали Дашин дом в совершенно мне незнакомом районе «Солнцево». Мороз был такой, что казалось бы весьма мощная печка Жигулей едва справлялась с задачей «размораживания» стекол. Одним словом, видимость была почти как в танке. Я на чем свет стоит поносил Солнцево, убеждая Андрюху в том, что если и есть «Край Света» (в понимании древних людей), то он непременно где-то тут в Солнцево. Смеялись мы с ним от души, а я все поливал таинственный для меня район всевозможными эпитетами. «Смотри внимательнее по сторонам! — прикалывался я обращаясь к дружку, — где-то поблизости, скорее всего, обрыв. Проморгаем — улетим в бездну! — муссировал тему «Края Света » я». С большим трудом мы встретились-таки с Дашей. К моему удивлению, девочка оказалась весьма симпатичной и даже понравилась мне, вопреки ожиданиям.

Тот вечер мы провели втроем на крытом катке ледового дворца «Крылья советов»; катались, общались, радовались относительной беззаботности студенческой жизни. После того, как отвезли Дашу обратно домой, в Солнцево, я шутки ради зарекся перед Андреем возвращаться на «Край Света». Но уже примерно через год практически ежедневные поездки в Солнцево стали для меня привычным делом; мы с Дашей стали встречаться, а еще почти через год переехали жить ко мне в квартиру, которая сейчас стояла совершенно пустая в ожидании… Либо нашего возвращения, либо гостей заокеанских, непрошенных.

Ежесекундно думая о судьбе Даши, мне почему-то вспомнилось, как же еще совсем недавно нам было уютно и хорошо коротать холодные ноябрьские вечера в нашей квартирке, под теплым одеялом и с чашечкой глинтвейна. От нахлынувших воспоминаний в груди моей защемило, а к горлу подкатил ком.

Нахлынувшие который раз воспоминания внезапно стряхнуло с меня некогда привычное и неприятное пищание, донесшиеся от приборной панели. Я бросил туда беглый взгляд. Оранжевая лампочка, огненным пятном выделяясь на фоне остальных, подсвечиваемых бледно-лунным светом, элементов панели, буквально резала глаз; бензина оставалось километров на двадцать! Одному Богу известно, куда катался на моей машине покойный сын мексиканского шеф-повара, но факт оставался фактом.

…Тем временем мы уже въехали в ту деревушку, название которой я так и не мог больше вспомнить, где жила старушка, баба Зоя. Было около 10 или 11 часов вечера, но на улице уже практически никого не было. Нам встретилась только пара человек, еще не успевших добраться до дома и спешащих запереться там, чтобы в страхе провести очередную ночь, уповая лишь на то, что грозящая страшной расправой над всем живым нечисть будет побеждена где-то чуть южнее и восточнее, надеясь и веря, что нормальная жизнь вскоре вернется и все будет как раньше. Бедные, бедные люди! Афганцы, по крайней мере первые их представители, каким-то чудом, вопреки всем прогнозам уже ступили и на эти земли, то ли Тверской то ли Ростовской губернии. Мы подъехали к домику бабы Зои. В окне теплился свет. Едва дверь открылась, как Ярослав стремглав бросился обнимать детей. За тем и мы прошли в комнату.

Баба Зоя накормила нас «фирменной», по ее словам, кашей. «Ванюша мой ее так всегда называл», — с ностальгией улыбалась заботливая старушка. Поели. За тем последовал крайне неприятный и тяжелый разговор.

— Так, — решительно начал Клоп, который, в принципе, по праву и должен был начать, — все мы понимаем, что дело пахнет керосином. Ждать больше нельзя. Эту ночь мы с позволения хозяйки переночуем тут, а завтра рано-рано утром выезжаем в Питер.

А вот и продолжение!

Если вам понравился мой пост то подпишитесь на рассылку обновлений по RSS

8 Комментариев нет (Добавить 1)

  1. Николай — спасибо Вам за интерес к творчеству моему…

    Вот архив http://avtoturistu.ru/uploads/rasskaz.zip

    Ответить

    Николай Reply:

    спасибо большое 🙂

    Ответить

    1. Anton on Январь 14th, 2010 - 09:27
  2. и у меня маленькая просьба — можно собрать весь текст куском и выложить в архиве?

    Ответить

    Anton Reply:

    Спасибо за интерес, Николай)
    Насчёт собрать в архив — попробую… А продолжение скоро должно быть!

    Ответить

    2. Николай on Январь 11th, 2010 - 22:58
  3. Никто не забыт ничто не забыто!
    читатели смиренно ждут продолжения =)

    Ответить

    3. Николай on Январь 11th, 2010 - 22:57
  4. Антон, здравствуйте.
    Я продюсер программы «главная дорога»на НТВ.
    Готовим репортаж о Грин-карте
    есть к вам несколько вопросов.
    Не могли бы вы сбросить мне на e-mail
    ekudryavtsev@ntv.ru
    свой контактный телефон.
    Спасибо

    Ответить

    4. Евгений on Декабрь 2nd, 2009 - 12:12
  5. Ничего мы не забыли!!!
    Мы ждем!
    Желаю скорее разобраться со всеми навалившимися делами!

    Ответить

    5. ofisnaya_kryska on Ноябрь 29th, 2009 - 21:10
  6. Эх дождался

    буду ждать продолжения

    Ответить

    Anton Reply:

    Спасибо!… Бум стараться)

    Ответить

    6. Дентор on Ноябрь 29th, 2009 - 15:52
  7. Спасибо за Долгожданное продолжение!

    Ждем теперь след.часть!

    Ответить

    Anton Reply:

    Спасибо за интерес, а я думал уже все забыли…

    Ответить

    7. SergeyC on Ноябрь 29th, 2009 - 15:08
  8. Дааааааааааааа!!

    Ответить

    8. Нинуля on Ноябрь 29th, 2009 - 13:01

Оставить комментарий

*
*