продолжение Главы 17 «Ад» | Anton's Problematiques...
headermask image

header image

Ура! Я открыл сообщество Автотуристу.Ру. Заходите, регистрируйтесь и пишите свои отзывы! Давайте разовьём сообщество вместе. Всё для автотуризма на Автотуристу.РУ: автопутешествия, отчёты, путеводитель автотуриста и многое-многое другое...

продолжение Главы 17 «Ад»

Предыдущее здесь.

Я взглянул на часы. Проспал я недолго, хотя и не так уж мало учитывая то, в какой ситуации и обстановки я сподобился «отрубиться» на полтора часа. Через одиннадцать минут должен был настать следующий день. А какой день? Какое число? Я, почему-то, поймав себя на мысли, что я уже не помню, какое сегодня число, вдруг переключился на судорожное вспоминание сегодняшней даты и дня недели… «Так, -мысленно рассуждал я, — 7-ого мы выехали, за тем бессонная ночь у бабы Зои. 8-ое. Поймали бандита в плен. Петруччо охотиться по четвергам. 8-ое – четверг. Вечером – страшная расправа над пленным на опушке. Ночь в отрубе. Уже девятое. А что дальше?». Я никак не мог понять, какое сегодня число. 10-ое? 11-ое? Я пытался вспомнить, что же ещё происходило с нами до нынешнего момента и был в полной уверенности (тем более, что водка по-прежнему мутила ещё немного мой рассудок, да и я ведь только что вырвался из сна), что из памяти моей начисто были стёрты пара дней. Но нет! 9-ое – это сегодня, пятница! Из-за густоты событий, наслаивающихся в мозгу одно на другое, из-за нервов, страха и водки я никак не мог поверить, что страшная опушка была всего лишь вчера! Настолько длинным мне казался сегодняшний день, настолько сильно были мы озабочены сперва тем, чтобы найти Дашу, а за тем, чтобы спасать свою шкуру, что прошедший день по насыщенности событий легко бы мог сравниться с тремя обычными. Знакомое чувство! До Конца мы с Дашей много путешествовали. Объездили пол-России, всю Европу, были в Австралии и США. То были, пожалуй, самые счастливые дни в нашей жизни, которые мы могли бы теперь припомнить. Вырываясь несколько раз за год из рутины рабочих будней, из жаркой, пыльной и душной Москвы мы с неописуемым восторгом от предвкушаемых впечатлений устремлялись им на встречу. Пожалуй, самым ярким и запоминающимся путешествием было путешествие в Скандинавию летом 2008-ого года, когда мы без малого за три недели проделали путь из Москвы аж до самой западной точки Скандинавского полуострова – норвежского города Бергена. Ездили мы, — представить только! — на этой же самой Хонде, подпирающей теперь снаружи дверь, ведущую в наше убежище; уже изрядно поцарапанная, с выцветшей краской и заляпанным салоном. Тогда же это была совершенно новая, блестящая машина последнего модельного ряда линейки ЦР-В. Я ежедневно любовался на неё из окна. Поблёскивая зеркалами, она, новенькая, безупречно чистая, радовала меня и заставляла с трепетом ждать того момента, когда поедем мы с Дашей на ней за тридевятьземель, чтобы забыть всё насущное и всецело отдаться обаянию величественных норвежских фьордов и ревущих водопадов! И вот, настал тот прекрасный, долгожданный день, когда мы, наконец, оставив позади погрязающую в утренних будничных пробках душную Москву, устремились по Ленинградской трассе навстречу прекрасному. Эх-х… Каким же насыщенным и незабываемым было то путешествие! За один день мы, бывало, проезжали многие километры, оставляя за окном машины одну страну и приветствуя другую. Какое-то, казалось, неимоверно сильное, прочно врезавшееся в память впечатление, могло уже через каких-то пару часов стереться из памяти под воздействием другого, ещё более сильного. Так, увиденный утром небольшой водопадик на въезде в Норвегию, заставивший нас, раскрыв рты прилипнуть к окну машины, уже к обеду забывался от проезжаемых неописуемо красивых фьордов, в свою очередь, вечером уступающих в конкурентной борьбе за силу впечатления могущественному леднику… В результате, за каких-то три, всего три недели, в голове накопилось столько всякой всячины, что по приезду домой едва ли мы сами могли поверить, что отсутствовали столь незначительный срок, который в остальное время за рутинностью и однообразностью не был бы хоть сколь-нибудь примечательным, но тянулся бы целую вечность. Получается, что за три недели отпуска мы получили столько эмоций, сколько бы в совокупности не получили бы и за пару-тройку месяцев (именно на «пару месяцев» по ощущениям тянуло наше тогдашнее трёхнедельное автопутешествие), после чего вновь погружались в пучину повседневных хлопот.

По густоте событий теперь всё было как тогда, день будто бы шёл за три. Я с трудом мог даже вспомнить во всех красках всё то, что нам довелось пережить ещё позавчера, когда нас тормознули бандиты. Это, казалось, было чуть ли не месяц назад, ну а на самом деле, — всего ничего, позавчера! «Пятница, девятое ноября! Холодно как в декабре…», — подумал я, перевесил автомат через плечо и потёр друг о друга руки. Гоша тоже уже не был напряжён как струна и позволил себе опустить автомат стволом в пол, но пальца с курка не снимал. Мы стояли так и всматривались в зловещий дверной проём, за которым собрались десятки живых мертвецов, готовые дожидаться там, в своём убежище, пока догорит наша лампа, и тогда они уж точно удовлетворят свою жажду крови. Безусловно, они не понимали, что лампа рано или поздно погаснет. Я стал задумываться, что, ведь, вряд ли они будут там толпиться неопределённое время. Может, как герои на амбразуру, они внезапно кинуться на нас и ценой неимоверных усилий и вопреки сильнейшим ультрафиолетовым ожёгам, сметут главный на своём пути к нам барьер, — нашу спасительницу-лампу, и, сломив наше сопротивление, начнут свою дьявольскую трапезу?!

— Что будем делать? – вполголоса обратился я к Гоше, встревоженный и напуганный.

— Посмотрим пока, что они будут делать. Подержим их на прицеле пока что, потом я им туда гранату запихаю, чтоб не рисковать. Пока понаблюдаем…

Слова Гоши были не лишены смысла: что если афганцы, поняв, что других подходов, кроме как через ультрафиолетовый коридор, к нам нет, уйдут восвояси? Если так, то закинуть им гранату сейчас было бы безрассудством, которое только лишь разворошило бы улей с пчёлами. Надо было ждать и наблюдать.

Через некоторое время мне очень захотелось пить. В Гошином рюкзаке была двухлитровая пластиковая бутыль с родниковой водой. Спросив разрешения у хозяина, я залез в рюкзак, достал воду и утолил жажду. Последний налёт сна и алкогольного дурмана слетел с меня окончательно. Голова прояснилась, мысли пришли в порядок. Но от этого сделалось только более жутко. Я понимал, что шансы наши выжить были, в принципе, не так уж высоки. Гранаты, пулемёт и лампа — с одной стороны; длинная ночь, открытый для десятков, если не сотен афганцев, пробегающих нашу крепость, лаз в виде оконного проёма — с другой. И хватит ли нам вообще боеприпасов, чтобы до рассвета сдерживать орды мертвецов, даже если и удастся не допустить их проникновение за пределы той комнаты, где они теперь собрались?.. Я осознавал и всячески настраивался на то, что если не через час, то через два-три мне, не проходившему даже обязательной воинской службы и умеющему обращаться с огнестрельным оружием лишь постольку-поскольку, так или иначе придётся удерживать оборону на равных с матёрым бойцом, стоя с ним плечом к плечу. И я осознавал ту ответственность, которая на мне лежала. А это была такая ответственность, которую мне никогда не приходилось нести; ответственность за целых три жизни, — собственную, Дашину и Гоши, — разделяемая поровну нами с Гошей. Да-да, поровну. По крайней мере. так считал я. Нам с ним вдвоём предстояло поливать свинцом злополучный дверной проём, когда бестии начнут лезть оттуда в предбанник, словно черти наружу из преисподни. «И, если не ради собственной шкуры, то ради того, чтобы спасти Дашу, которая точно, точно жива и прячется где-то, я буду стоять до последнего патрона в рожке и не пущу пулю себе в лоб какой бы безысходной не была ситуация! И, если даже не сдержим мы натиск чудищ и нас растерзают заживо, то пусть лучше последний патрон я влеплю промеж глаз какой-нибудь твари!», — подумав об этом, я что было силы сжал приклад автомата и оскалился, глядя на чёрное жерло дверного проёма. Смешанное чувство – гнев и страх! Я был зол, можно даже сказать, агрессивен в тот момент и готов был опорожнять обойму за обоймой в мерзкие полуразложившиеся тела афганцев. Но, с другой стороны, было невероятно страшно. Руки тряслись, сердце бешено колотилось, а в голове блуждали, не покидая меня ни на минуту, страшные мысли о возможной мучительной смерти и о судьбе Даши. Мне казалось, что хоть мы и находились на серьёзной для проникновения снаружи высоте – между первым и вторым этажами — сзади вдруг кто-то вопьётся гнилыми клыками мне в шею и со скоростью вампира всосёт с кровью мою жизнь…

Я обернулся и посмотрел в окно. Кругом, то тут то там пробегали силуэты тварей. Сколько же их! Только на сколько хватало обзора за окном можно было бы насчитать не меньше пятидесяти, но ведь они же везде… Это сколько же сотен тысяч трупов на протяжении долгих лет препарировали американские учёные, злые гении, чтобы обрушить на тысячи километров по всем направлениям такую армию зомби?! Невероятно! В это трудно было поверить, но это было так. Что ж, совсем скоро всё решиться, станет понятным, кто будет жить на нашем континенте – его исконные обитатели или же новые конкистадоры, пришедшие уже не с востока, а с запада… А пока мы тряслись от страха в этом зловещем доме, одиноко стоящем среди безлюдных территорий на стыке леса и поля, а полная луна мертвенным холодком освещала получеловеческие полузвериные фигурки, стремительно пробегающие мимо.

Мы простояли так до часу ночи, пока не убедились, что твари из соседней комнаты не предпринимают никаких попыток на нас напасть. В то же время, они не собирались и оставлять свою плотно набитую комнату, служащую им укрытием от обжигающего ультрафиолета.

— А если попробовать их оттуда лампой вытравить? – после минут сорока, проведённых без разговоров в напряжении и задумчивости, спросил я мнения Гоши.

— Думаю, идея плохая. Хрен же их знает, как они себя поведут. Может,- и я думаю, что так и сделают, — вырвутся оттуда от безысходности, «задавят» лампу и тогда… — смысл его ответа был предельно понятен, и я коротко кивнул в знак согласия.

Чтобы снять избыточное напряжение и хоть как-то расслабиться, я решил поговорить.

— Как думаешь, Гош, а вот где-нибудь на Канарах там, или на Мальдивах, там же сейчас, небось, люди как в раю живут, да? – немного мечтательно начал я разговор, призванный отвлечься от тупого наблюдения за чёрной пастью жуткого дверного проёма.

— Аха! – коротко ответил тот и по-прежнему не сводил глаз с окутанной легким бело-голубоватым светом лампы прихожей.

— Ну вот, смотри. Мы когда в 2009-ом были на Крите с Дашей, очень удивлялись всё, что им, критянам, можно сказать электричество и не нужно. Нет, конечно, электричество само по себе нужно… Я просто имею в виду выработку электричества, там, всякие генераторы, станции-подстанции и тому подобное. Ты был где-нибудь в тех краях, на остовах? Доводилось?

— Бывал! – скупо отозвался Гоша, с которого ни на секунду не сходила каменная маска, вызванная неимоверным его напряжением и готовностью спустить крючок в любую секунду.

— Видел, у них там везде на крышах домов солнечные батареи стоят? А котлы специальные из блестящего металла для нагрева воды? Здорово ведь! У них там солнышко, считай, круглый год и они, мне кажется, вообще Конца никак и не почувствовали. Ну да, нет телевидения, радио нет, но есть компьютеры, есть свет по ночам. Представить только… — после этих слов мне и самому больше не хотелось ничего говорить. Я тупым упёрся взглядом в стену спереди, а мысленно перенёсся на греческий остров Крит, с его пальмами, выжжено-жёлтыми холмами и ласковым, тёплым морем. Я мысленно перенёсся туда и начал бродить по своим воспоминаниям, совершенно оторвавшись от окружающей действительности и от непрекращающегося последние несколько часов жутчайшего ощущения возможной скорой погибели. Вот, мы едем на такси из аэропорта в гостиницу, вот размещаемся и в нетерпении бежим на море… Какое же тёплое море в августе на Крите! Потом, мы берём в прокат автомобиль и колесим вдоль и поперёк острова, снимая многие тысячи великолепных кадров для домашнего фотоальбома! Практически на каждом доме, на крыше, мы с Дашей замечали солнечные батареи и водонагревательные резервуары, работающие от солнца. Тогда, помню, Даша начала философствовать: «А вот ведь интересно: самые древние цивилизации, такие как, например, та же греческая, ну или африканская, индийская или египетская -они же теперь наиболее отсталые среди прочих. И, наоборот, США вот – впереди планеты всей!» – рассуждала Даша. – Но это и логично, — она продолжала развивать свою мысль, заставляя меня задуматься о справедливости её слов. Признаться, сам я никогда не задавался этим вопросом, но тогда мне действительно стала интересна та спираль развития цивилизаций, о которых рассказывала моя милая, нынче потерявшаяся, девочка:«Ведь старейшие цивилизации они все, вот сам погляди, южные, располагающиеся в широтах не выше Греции. Это говорит о том, что им не было необходимости подстраиваться под какие бы то ни было неблагоприятные среды обитания: круглый год тепло, рядом море – всегда есть улов в неплодоносное время года и тому подобное. Те цивилизации, что гораздо моложе этих, ты сам посуди, вынуждены были приспосабливаться к различным трудностям, при постепенной миграции народов с юга на север. В  краях, где для выживания недостаточно было жить в фигвамах, люди вынуждены были строить дома, их утеплять и отапливать. Увеличились и расстояния, которые необходимо стало преодолевать в поисках пропитания, ресурсов и прочего. Так вот, развив к средним векам вполне неплохо техническую инфраструктуру для реализации своих потребностей, «новые люди» заселили всё, что только возможно: равнины и горы, районы крайнего севера и сейсмоопасные территории и тому подобное. Но всё это в изобилии в настоящее время пригодных для проживания человека мест, конечно же, обусловлено техническим прогрессом, а сам этот прогресс, — Даша многозначительно подняла указательный палец вверх,- держится теперь преимущественно на… Электроэнергии!

…А что грекам или индусам? Им не было необходимости приспосабливаться к новым реалиям,отсюда и то, что эти, так сказать, старожилы мировой истории теперь плетутся где-то в хвосте паровоза мирового прогресса. Но, не дай Бог какой катаклизм, какой, например, прогнозируют на 2012-ый год, — Дашка взглянула на меня вопрошающе: знаю я или нет о неком сообщении, распространённым «насой» (американским аэрокосмическим агентством), гласящем о том, что по прогнозам сильнейшие электромагнитные излучения в 2012-ом парализуют Землю, оставив её без электричества, — то ведь как раз таки в силу своей «недоразвитости» и не такой сильной завязанности на электричестве и техническом прогрессе в целом, «на коне» будут эти самые аутсайдеры, пассажиры последнего вагона поезда «Прогресс». Тогда-то они и утрут нос «передовикам производства». Когда рухнет вся электронефтегазовая империя, лишённая в одночасье всех своих жизненно важных источников энергии, вот тогда при, считай, мгновенном откате истории прогресса на несколько веков назад, они, и так привыкшие жить в ХХI-ом веке почти так же, как они и жили в XVII-ом, за исключением, конечно же, не жизненно важных прибамбасиков вроде мобил, компьютеров и машин, жители упомянутых южных стран смогут чуть ли не безболезненно пережить «Конец света»! А в постиндустриальных странах наступит хаос, да такой… — Даша сказала последние слова с такой интонацией, что у меня аж морозец пробежал по коже не смотря на тридцатипятиградусную жару, больно уж живо я представил себе то, что может наступить по прогнозам «насы» — погибнут миллиарды, а те, кто выживут, вынуждены будут ценой страданий, болезней и лишений смириться с новой действительностью и приспосабливаться к новым реалиям – жизни без электричества, привычных консервов и отапливаемых квартир. Конечно, всё рано или поздно восстановится, придёт к тому состоянию, на котором и свалилось в пропасть с высокого утёса, куда забиралось веками, но на это уйдут годы, если не десятилетия…

— Да уж! – протяжно согласился я. – Будет, конечно, полный абзац… А тут, — я указательным пальцем обвёл местность вокруг, — люди будут жить в почти прежнем ритме. Климат… Да, климат тут соответствующий, плюс батареи солнечные долго ещё будут служить службу; госпитали, родильные дома уж точно будут функционировать, а производство… Да что им тут особо-то нужно? Собирай урожай и ешь. Хотя с их-то солнечной энергией они, думаю, первые и восстановят генерирующее оборудование, и тогда явно уже они будут центром цивилизации.

— Вот именно! – подхватила Даша. – Ну а в самом фаворе будут, конечно же, Австралия с Новой Зеландией. У них и так сейчас экономика и промышленность сильные, так плюс ко всему они ещё и впереди планеты всей по использованию солнечной энергии. Вот там-то точно будет рай, «если», а может и «когда» везде наступит ад…

Вдруг иллюзия пребывания на солнечном острове Крит, навеянная воспоминаниями тех лет, словно утренний туман рассеялась. Ад! Вот же он! Я вновь глядел на освещаемую блёклым ультрафиолетовым светом обшарпанную стену, а под лестницей валялся изрешечённый трупп адского отродья. Я тряхнул головой, чтоб стряхнуть налетевшую блажь, огляделся. Мы стояли посреди того самого ада, о котором рассуждали тогда, с ветерком катясь вдоль средиземного моря на машине, с Дашей. Тогда было практически невозможно заставить себя  поверить в то, что такое может случиться взаправду, а сейчас уже не верилось, что может быть как-то иначе…

Пишем, стараемся… Звёздное будущее не за горами! =) Наваял продолжение!

Если вам понравился мой пост то подпишитесь на рассылку обновлений по RSS

Один комментарий

  1. ура 🙂 ждемс звездного будущего 🙂

    Ответить

    Anton Reply:

    Спасибо, стараюсь как могу)

    В пути собака успела подрасти; вообщем раздувается как-то нереально глава «Разводные мосты», да и названию не соответствует. Вообщем, всё, что под главой 17 торжественно переименовываю в «Ад» (вот тока-что её закончил), а следом, как раз-таки, пойдут Мосты… =)

    Ответить

    Николай Reply:

    Звездное будущее нам только снится 🙁

    Ответить

    Anton Reply:

    Мы с Дашей в августе аж на два года переезжаем в Швецию, так что в этой связи стооооока забот на голову свалилось, что, блин, пока как белка в колесе( Прошу прощения за отсутствия продолжений, но таковы уж обстоятельства. Как всё утрясётся, буду непременно продолжать. Главу закончил, отстрелялись от бестий (но это мой, так сказать, загашник — пока берегу его). Но скоро, надеюсь, выложу! -)

    Ответить

    Николай Reply:

    ок) это не может не радовать 🙂

    Ответить

    1. Николай on Июнь 9th, 2010 - 18:41

Оставить комментарий

*
*